КИСЕЛЕВСК: Предательство

Фото: gorodok.bz

По этическим соображениям имена героев этой реальной истории изменены.

С искренностью ребенка доверяла Марина той, которую считала мамой. Наивное сердечко не почувствовало подвоха даже тогда, когда женщина, когда-то дарившая тепло, перестала рассказывать сказку на ночь и заботливо поправлять уголок одеяла...

Специалисты городского отдела опеки и попечительства хорошо помнят, как 2 года назад мать двоих детей уверяла: только она сумеет отогреть сердце девочки, залечить на нем шрамы и стать настоящей мамой. Зная об особенностях Марины, сотрудники тысячу раз предупреждали: «Татьяна, подумайте. Ведь это не простой ребенок. Девочке особое понимание нужно. И раз от природы она лишена возможности говорить, с ней душой общаться надо».

Несмотря на особенности Марины, Татьяна была не единственным кандидатом в опекуны. Еще несколько родителей были готовы взять сироту в семью. Но женщина сумела убедить сотрудников опеки. Она ссылалась на то, что заочно была знакома с погибшими родителями Марины. А потому уже давно сопереживает девочке и готова спасти ее от жизни в казенном учреждении.

И Татьяне удалось заглушить боль в детском сердце. Девочка жила в ее доме, а обучалась в коррекционной школе-интернате. Постоянный контроль органов опеки за семьей давал все основания полагать: доверив этой женщине, они не ошиблись.

Неожиданное появление Татьяны в отделе опеки стало громом среди ясного неба. Она заявила: «Хочу вернуть ребенка!»

«То есть как это - вернуть?» - удивились специалисты.

Излагая причину своего решения, Татьяна сначала утверждала: Марина ведет себя агрессивно по отношению к ее родным детям. И даже по отношению к самому маленькому члену семьи. Он появился на свет уже после того, как Марина стала частью большого семейства.

Сотрудники отдела опеки, желая помочь, пытались дать совет: «Обратитесь за помощью к психологу. Пообщайтесь с детьми. Ведь если девочка начала вести себя иначе, значит, на то должна быть причина».

Татьяна уверяла: «Мы обращались к психологу. Не помогает».

Педагоги коррекционной школы, узнав об утверждении опекуна, даже растерялись: «Марина? Агрессивна? Да что вы, подросток внешне всегда спокоен. К тому же, очень часто в последнее время за девочкой замечается какая-то меланхолия, можно сказать, она несколько заторможена».

В медицинской карте Марины никаких записей о том, что девочка и ее опекун обращались за консультацией к психологу, не значится.

Когда Татьяна поняла, что на ее утверждения находятся аргументы посильнее, она сменила тактику. Стала сетовать: у неё не хватает средств, чтобы всех кормить и одевать. Она же мать-одиночка.

Это было неправдой. В доме большой семьи проживал мужчина, сожитель Татьяны и отец ее маленького ребенка.

Общение с ним насторожило сотрудников опеки и попечительства. Создалось впечатление, что истинная причина кроется именно в нем. И что это он крайне недоволен присутствием в доме неродного и особенного ребенка.

О своих планах женщина и ее сожитель девочке не говорили. Ребенок и не догадывался, что от него решили отказаться.

«Вы почему девочку в известность не поставите? То есть вы отвезете ее с вещами в детский дом, оставите там и исчезнете?» - строго спрашивали у Татьяны.

Видимо, женщина понимала, как неприглядно выглядит ее пока еще не осуществленный поступок. Но было очевидно, кому она отдает приоритет в выборе между неродной дочерью и сожителем.

О намерениях той, что когда-то спасла от одиночества и холода детского дома, Марина узнала от специалистов органов опеки.

«Однозначно, в данной ситуации мы не можем оставить девочку в этой семье. Самая большая жестокость - это не осознавать, какой удар ребенку ты наносишь. Обидеть больше, чем люди, которых ты считаешь родными, не может никто», - говорит ведущий специалист отдела опеки и попечительства Валерия Майсон.

Когда Марина узнала, что ждет ее в скорейшем будущем, в глазах девочки застыл ужас. Она не плакала. А может, и плакала, но скрывала слезы, закрыв лицо ладонями.

По словам заведующей городским отделом опеки и попечительства Ирины Сапожниковой, подобный случай не единичен. Родители решаются вернуть детей, живущих в их семье, даже два, три, пять лет спустя. Часто это бывает, когда возникают первые трудности. Не пытаясь даже справиться с ними, опекуны и приемные родители желают вернуть ребенка. Иными словами, выкинуть, как надоевшего котенка или щенка.

Ольга Хлопотова.

 
По теме
 
1m.jpg - Совет народных депутатов      Председатель комитета по вопросам образования, культуры и национальной политики Ирина Федорова приняла участие в музейно-выставочном проекте «Город моей судьбы» и научно-практической конференции к 100-летию города Кемерово,
20.09.2018 Совет народных депутатов
Дни первоклассного читателя - Управление культуры Мариинского МР    В сентябре в модельной библиотеке для детей и юношества традиционно проходят Дни первоклассного читателя.
20.09.2018 Управление культуры Мариинского МР
Матч между командами «Простор» (Киселевск) и СШ «Металлург-Запсиб» (Новокузнецк) перенесен с 29 на 22 сентябрь по просьбе команд.
21.09.2018 Федерация футбола